Народная Медицина

 

Один день из жизни фитоэнергетика

      Середина сентября, деньки стоят погожие, небо ясное. Луна находится в убывающей фазе. Пора! Я начинаю осенний сбор целебных корней сабельника. В этом году их потребуется еще больше, чем в прошлом. С каждым годом к тем, кто уже много лет пользуется моими заготовками, присоединяются новые желающие излечиться люди. И многие из них, в конце концов, становятся моими добрыми знакомыми.
      Итак, пора ехать на болота! Галина Елина, доктор биологических наук, проведшая немало времени в экспедициях и путешествиях, написала прекрасные слова: «Загадочны и таинственны болота. Они как бы выходят из воды, соединяя в непрерывную цепь водоемы и сушу. А сколько тайн хранят в своих недрах болота!» И я, Александр Кородецкий, присоединяюсь к этим замечательным словам, я тоже считаю, что лучше, красивее, загадочнее, благороднее и прекраснее болота ничего в мире нет!
      Раннее-раннее утро. Солнце едва встало. Я сажусь в совсем пустую электричку (даже грибники еще спят) и еду на далекую небольшую станцию. Туда можно добраться и на машине, но больно уж места там глухие, далекие от дорог. А так через час энергичного хода от платформы я буду на месте. Одет я по-болотному. На мне легкая ветровка с капюшоном, под которую я, в зависимости от погоды, надеваю один или два свитера, на голове бейсболка. На ногах высокие болотные сапоги, а руки защищены прочными, длинными резиновыми перчатками. Я ведь работаю в холодной воде! Резиновые перчатки я натягиваю поверх шерстяных или нитяных. Исцеляя других, нельзя забывать и о своем здоровье!
      А еще у меня с собой термос с горячим чаем и бутерброды. Работать предстоит шесть часов. Шесть часов в ледяной воде, внаклонку, по колено в болотной трясине. Да, трудновато достается сабельник!
      Нувотяинаместе. Большое лесное болото. Тишина. Мир замер. А над головой высокое осеннее холодное небо. Я некоторое время вдыхаю прохладный, чуть пахнущий болотом воздух. Потом оставляю сумку на берегу и осторожно захожу в болото. Места, как я уже говорил, безлюдные, болота громадные. Не дай бог что случится, никто не поможет.
      Я медленно иду по топи. А вокруг мой любимец – сабельник. Смотрю, надземная часть растения крупная, высокая – опыт подсказывает мне, что под водой, в болотной земле корни крупные, сочные. Корни, которые буквально налиты целебной силой!
      Много десятков лет сабельник рос на этом болоте. Длинные корни переплелись между собой, и я медленно бреду по этому переплетению, как по батуту. Но надо начинать сбор. Я выбираю первую «жертву», берусь за толстый стебель и аккуратно вытягиваю все растение. Корень у сабельника очень длинный, изгибается под водой-землей самым немыслимым образом. Но я сборщик опытный, со стажем – тяну его, перехватывая по мере того, как нехотя, с трудом он выходит из-под земли. Вот, наконец, весь корень на поверхности. Я смотрю на него, и душа радуется: замечательный экземпляр попался. Человеку, самому не собирающему корни, не понять моих чувств. Они сродни, наверное, радости рыболова, поймавшего крупную, в-о-о-т т-а-а-кую рыбу, или грибника, нашедшего замечательный, в рост человека гриб-боровик. Вот и я восхищаюсь, вытянув из болота большой, сочный-пресочный корень сабельника. Очистив корневище от мелких корешков, я аккуратно кладу первый трофей на болотную кочку и нагибаюсь за следующим корешком. Работа пошла!
      Я медленно перемещаюсь по болоту. Мне приходится переходить с места на место, чтобы не оголять участки болота, сохранить растения, которые в буквальном смысле держат на себе болото.
      День сегодня выдался теплый, солнечный – настоящее бабье лето, а работа физическая, мне становится жарко. Приходится снять свитер. Я продолжаю свою старательскую деятельность: нагнулся, ухватился, потянул, достал из воды, почистил, положил в растущий стожок добытых корешков. Такая вот монотонная и очень нелегкая работа. Наверное, это похоже на прополку, только по пояс в воде. Изредка я отдыхаю, любуюсь осенней природой. За много лет я успел полюбить эти не очень, может быть, яркие, но привлекающие своей романтической мрачностью болотные пейзажи.
      Постепенно накапливается усталость. Перерывы приходится делать чаще. Еще пара часов – и все. Ноет спина, руки наливаются свинцовой тяжестью. А собранные корни надо еще сложить на просушку, заберу я их через несколько дней, когда приеду сюда еще раз. Уж тогда-то точно возьму с собой сына. Он у меня настоящий помощник вырос. Всегда подсобит сабельник разобрать, уже заготовленное сырье увезти. А вот в большие экспедиции боюсь его брать, все-таки опасное это дело – по болотам бродить. Я складываю в заплечный мешок собранные в прошлый раз и уже высушенные корни и иду на электричку.
      А закончить я хочу свой рассказ двустишьем Ю. Линника, которое я люблю повторять, когда возвращаюсь домой с моих любимых болот:
 
И кто бы ты ни был: охотник, старатель, —
Но сабельник снимет все боли твои.