Народная Медицина

 

Что у доктора в голове

      Сотрудники обвинили Николая в заискивании перед начальством и доносе на них. Новый шеф не нравился никому, в том числе и Николаю. Он был заносчивым, вспыльчивым, нередко грубил подчиненным и грозился их уволить за малейшую провинность, обвиняя людей и не проверяя факты. Поэтому сотрудники не стеснялись обсуждать поведение шефа в узком кругу, куда входил и Николай. Последняя выходка начальника, когда он накричал на старейшего работника компании Софью Львовну и довел ее до слез, была так возмутительна, что в этот день только и разговоров было, что о бедной женщине и невыносимости характера шефа. Сотрудники обсуждали возможность коллективного увольнения и перехода в дочернюю организацию. А на следующий день их разговор стал известен начальнику. Николай Антонович ворвался в комнату отдыха, где обычно собирались на кофе и перекур сотрудники, и устроил разнос, не жалея ни эмоций, ни эпитетов. Софье Львовне опять досталось, на этот раз за забывчивость: Николай Антонович не мог дождаться от нее важного документа, о котором просил еще три дня назад. Женщина не успела и рта открыть, чтобы объяснить, где лежит документ, как шеф пообещал отправить ее на пенсию, заявив, что ей пора носки вязать, а не бухгалтерией заниматься. Ее заместитель оказался «неумелым практикантом», хотя работал в компании уже 10 лет и довольно неплохо. Но Николай Антонович заявил, что «бездари ему больше не нужны». Это был уже камень в огород другого сотрудника – Алексея, пришедшего год назад и создавшего новое направление деятельности компании. В заключение шеф объявил, что ни в ком из присутствующих он больше не нуждается и, если они хотят уволиться, он может подписать заявления прямо сейчас.
      Народ был обескуражен таким поворотом событий. Теперь жалость к Софье Львовне померкла, ведь под ударом были все. Но откуда шеф узнал об их вчерашней, прямо скажем, пустой болтовне в курилке? Все посмотрели на Николая. Именно его шеф ни в чем не обвинял и не ругал. Только один Николай был обойден гневом начальника. Да, это неспроста. И сотрудники стали высказывать свое возмущение непорядочным поступком товарища, который их попросту заложил: «Но зачем? Неужели для того, чтобы выслужиться? Это же подло!» Стоило начать одному, как подхватил другой, а за ним третий. Николая обвиняли уже и в том, что он хочет выжить Алексея и Софью Львовну и что он давно подмазывается к шефу и наушничает ему.
      Словно под градом пуль стоял Коля в своем офисе, который считал родным, а всех коллег – друзьями, и не понимал, за что они так поступают с ним, ведь он ничего никому не говорил. А то, что шеф не ругал его, так это обычное дело. Николай Антонович и не хвалил его никогда, да он его просто не замечал, потому что Коля был тихим, робким, бесконфликтным исполнителем, а вовсе не карьеристом.
      По дороге домой у Николая сильно болело «под ложечкой». Немного поев, он лег в постель, чтобы обдумать происшедшее. Но у него началась изжога, и ему было не уснуть. Коля выпил соды, чтобы унять мучительный приступ, тогда ему стало немного легче. Однако уснуть он все равно не мог. «Под ложечкой» все так же болело, а через некоторое время его стало тошнить. Он заснул только под утро, а через час надо было вставать и идти на работу. С синяками под глазами, больной и измученный, Коля направился к остановке троллейбуса, как вдруг сильный приступ боли в животе скрутил его. Он инстинктивно согнулся, чтобы уменьшилась боль, и постоял так некоторое время. Потом медленно разогнулся и вернулся домой. Вызвал врача.
      Доктор выписала направление на обследование, сказав, что подозревает язву желудка. Посоветовала сесть на диету и не нервничать. Первое выполнить было легко, так как аппетита не было со вчерашнего дня. А вот с нервами Николай ничего поделать не мог. Он старался изо всех сил забыть обидные слова своих бывших друзей, но ничего не получалось.
      Заглянул сосед, который часто приходил к Николаю обсудить политические новости и вместе посмотреть телевизор. Он не узнал Николая, который за одни сутки осунулся и стал не похож на себя. Коля рассказал, что с ним случилось. А сосед, недолго думая, принес пузырек с настоем календулы. «Это средство от язвы – сам вылечил и всем советую, – произнес он и высказал свое мнение о конфликте. – Людям ничего доказывать не стоит, главное, что ты сам о себе думаешь. Если не поверили тебе, значит, и не достойны дружбы с тобой. Не обращай внимания и лечи свою язву. Кстати, календула помогает и от нервов, особенно когда на нее смотришь, но можно и внутрь». Тут сосед рассказал, как он сам лечился настойкой календулы, как ее нужно употреблять, и даже принес засушенный букетик, который собрала летом его мама. Цветы еще сохранили остатки своей желтизны и теперь напомнили Коле о лете, о даче, о рыбалке – обо всем, что он так любил. И ему стало тепло и хорошо на душе. «Спасибо тебе, Петя», – сказал он соседу.
      Пока Николай был на больничном, он лечился календулой. Пил настойку и смотрел на букетик. Как ни странно, самочувствие становилось лучше, появился аппетит. Хотя думать о том, как он вернется на работу, не хотелось. Его очередь на фиброгастроскопию еще не подошла, поэтому он мог спокойно отдыхать и поправлять здоровье.
      За это время Коле несколько раз звонили с работы, справлялись о здоровье. Конфликт уже давно улегся, и все о нем забыли. Шеф тоже успокоился и даже выписал всему коллективу премию, а самую большую – Софье Львовне. Николаю говорили, что его ждет премия и теперь у них снова все спокойно. И хотя Николай не был злопамятным человеком, но он понимал, что ему на работе хорошо уже не будет. Он ждал, что люди поймут свою неправоту и извинятся перед ним, но этого не случилось, значит, он всегда будет для них козлом отпущения. Тогда он принялся искать другую работу. Коля обзвонил своих приятелей, отправил резюме по интересующим его адресам. И уже через два дня пришло приглашение занять вакансию с более выгодными условиями, чем прежде.
      Коля удачно прошел собеседование. А на следующий день, довольный и счастливый, отправился в поликлинику. Фиброгастроскопия показала зарубцевавшуюся язву желудка. «Когда вы успели вылечиться? – с удивлением осведомилась врач. – Ведь я вам пока ничего не назначала. Да и времени прошло немного, а язва была свежая». Николай улыбнулся и рассказал доктору про календулу. «Да, это удивительное средство, как только я о нем забыла? – восторженно сказала врач, а потом сокрушенно добавила: – Теперь одни химические препараты в голове». А Коля пошел домой, ведь завтра он собирался начать новую жизнь, в новой компании, где, как он надеялся, не будет такого неуравновешенного шефа и таких бездушных коллег.